30-31 марта состоялась фольклорно-этнографическая экспедиция в Купинский район Новосибирской области.
Так уж получилось, что в архиве Центра фольклора совсем мало информации по Купинскому району, только записи с областных фольклорных фестивалей начала 1980-х годов. Поэтому в Купино мы собирались давно, несколько лет подряд, да все не складывалось. И вот, наконец, долгожданная экспедиция. 
Для разведки запланировали всего два села, поскольку экспедиция была совмещена по времени с проведением областного фестиваля «Сибирская глубинка» и времени у нас было маловато. В первый день мы уехали в одно из дальних сел – Лукошино, единственное, где пока еще нет нормальной дороги. Нам, городским жителям, привыкшим к асфальтовому комфорту, было сложно пробираться даже от машины до домов по весенней грязи. Но зато каких мы узнали людей! 
Первая, с кем мы познакомились, - Иванцова (девичья – Давиденко) Анна Ефимовна, 1932 г.р.. Маленькая, как Дюймовочка. Все в доме связано, вышито, выткано ее золотыми ручками. А как речь-то говорит – ровно ручеек журчит. Рассказала о своей семье, о том, что предки приехали с Украины, все земли вокруг населял прадед. Маму привезли, когда ей было 14 лет. Было их в семье 8 сестер и 3 брата, все сестры – песельницы. От них Анна Ефимовна и запомнила много.
Вот о свадьбе рассказывает: «После войны – девчата замуж выходят, а ничего же нету – так вот обвязываем лоскутики, платочки. Платочки невеста дарила своим подружкам. Подружки неделю целу ходют до невесты, работают - вышивают полотенца, вот эти платочки, вяжут». Самая ответственная работа у подружек – это подготовить «елку» для обряда «продажи» невесты. «Зимой так вот березу срубят, газетами обворачиваем, с газеты цветочки делаем, бумаги-то цветной не было тогда». Плели «косу» из сена или соломы, обматывали косу, навязывали на нее тряпочки. Во время выкупа старшая дружка продаёт косу и подружки поют:
Старша дружка горбата,
Друга чаровата.
Треття на днях ходэ,
По семеро поросят водэ.
Достается в корильных песенках и жениху:
Жених наш горбатый,
Бiгав (бегал – Т.М.) кругом хаты.
Деньги собирае,
Невесту выкупае.
Нелестные слова звучат и в адрес светилки (подружка жениха):
Светiлочка мала -
Кусок сала вкрала.
Салом подавилась,
За стiг (стог –Т.М.) захiлилась.
«У перёд невесту продают, а потом косу. А то косой начнет дружок бить их, выгонять подружек из-за стола».
На свадьбе украинских переселенцев нередко звучат песни для невесты-сироты. Вот, например, песня для девушки, у которой нет отца:
- Плыве, плыве, селезенько,
По тiхой водi.
Прiйди, прiйди, мiй батенько,
Хоть сiй час к менi.
- Ой, рад бы я, дочка моя,
Прибуди к тебi – 
Насыпали сырой земли на груди моi,
Тай сложили бели рученькi накрест на менi…
А у каждой из подружек невесты после прошедшей войны своё горе: у кого отец погиб, у кого брат или жених. «И вот плачем – у каждого же горе. Кругом сиротина».
Подружки пели невесте не только веселые песни. Даже если девушка шла замуж по любви – не известно было, как к ней отнесутся в чужой семье. Ведь не зря в песне говорится: «Чужая семеечка – без ветра шумит. Рiдный батька, рiдна матка побье – не болит. Чужий батька, чужа матка побье – тай болыт». Вот и поет-плачет девушка перед свадьбой:
Измый, маманька, головоньку,
Хоть последний день суботаньк[у].
Бiльше ти мэнэ нэ мытымэ,
Бiлих ручек нэ ломитэм[и].
Тай не змила рiдна маманька?
А iзмила рiдна дядин[а] (дядина тётя –Т.М.)
А маманька подивилася,
Слёзиньками тай умилас[я].
- Куды, дочка, собiраешьси,
Шо так бiло вимиваесс[и]?
- Пiду, мама, мiж чужи люди,
Ой, там мiнэ усе горе будэт.
Там камiра камянiстая,
Вся сямейка норовiстая.
Сама встанэ утром рано -
Мэнэ збудэ,
Тай пiдэ до сосiдочек
Мэнэ обсудэ.
- Сонливое, дремлiвое,
Чужое дитя…
Или другая песня:
Ой, як тобi, тай Галочка, вдавается?
Шо же ж твое гуляньячко мiнается. 
Не раз, не два по роскоши я заплачу,
Не раз, не два по роскоши пожурюся,
Пока в чужой семеечке обживуся…
Жених приезжал за невестой на лошадях - на тройке, если зимой – на санях. Лошади были нарядные: ноги им обматывали белыми портянками, дугу украшали цветами, подвязывали колокольчик. По дороге сельчане останавливали лошадей – становились на дорогу и не пускали, требовали выкуп, пели песни - любые. 
Iшла Галя из комiрочки.
Тай вдарiлася по двiрочк[е]...
Тай вдарилась тай заговорила:
- Ой, Божа мiй, шо я наробил[а]…
А Вiтiчку я родом не знала,
Теперь ёго дружiнонькой стал[а]…
Дружiнонькой всё вернэнькою,
Да Вiтiньке молодэньком[у]…

Рассказала баба Аня и как проводили святки. «Под Новый год надо было обязательно наряжаться. В платки большие, юбку длинную наряжаемся, чтобы красиво было». Когда заходили в хату, то пели:
Мэланка ходила,
Василько водила.
Василько, мiй батько,
Пусти мэнэ в хатку.
Я жито нэ жала,
Коло столу стояла,
Чесной крест держала.
Молитеся Богу -
Вот к вам Христос будэ.
Свечу Богу ставьте,
А нам духiт дайте! (духИт – это стряпня) 
Молодежь ходила по селу, с балалайкой. Если в хату не заходили, то пели под окном:
Щедровочка щедровала,
До вiконца припадала.
Що ты, тётка, напекла -
Неси скорей до вiкна!
«И мама выносит пампушки всякие с чесноком, с маком, тяжело несет. И они пляшут и танцуют, а потом до другой хаты идут опять». 
Утром на старый новый год ходили посевали:
Сею-вею-посеваю,
С новым годом поздравляю!
Расти пшеничка до самой божнички!
Расти овёс до самых небёс!..
У бабы Ани можно было бы еще писать и писать, но время было ограниченно, а нас ждали еще в другом доме. Здесь мы познакомились с Коршиловой Марией Петровной (девичья – Борисова), 1936 г.р.. В Лукошино ее до сих пор зовут Казаковой, по фамилии гражданского мужа, с которым она прожила 37 лет вместе. Родилась Мария Петровна в пос. Мамон Здвинского района. Маминых родителей еще маленьких привезли с Кубани. Отцовы родители вместе с земляками приехали в Сибирь с Воронежской губернии, д. Верхний Мамон, поэтому новый поселок назвали также. «Были Борисов Кирилл, Иван и Федор (отцов отец). Как запоют они трое (а раньше ж лампы керосиновые были), так эти лампы тухли! Ой, хорошо пели. И сестра двоюродная – отцова тетка Лидка: какой бы хор ни был – ее голос выделяется!» 
Записали от Марии Петровны редкие у нас в области образцы кубанских песен, которые она запомнила от матери:
Хоть бы скорей вечер да повечерело,
Может, мое сердце да повеселело.
Пришла, прил(и)нула, к себе пригорнула,
Щей поцеловала, раздушой назвала.
- Казаченька, парня, скажи мне всю правду:
Щей ты меня любишь, щей совсем загубишь?
Щей ты задаешься, щей с меня смеешься?
- Я тебя любил, щей любити буду.
Сознаюся, дивчино, - свататься не буду.
Я бы тебя взяты да не велит маты,
Не велит мене маты, выгонит из хаты.
И другая (вариант этой песни был записан в 1983 г. от ансамбля с.Копкуль Купинского района от семейного коллектива Филипенко, переселенцев с Украины):
Золотая рыбка воду спомутила.
Молодая Маня Ваню полюбила.
- Куда ж ты, Ваня, Ваня уезжаешь?
На кого ж ты, Ваня, Маню покидаешь?
- Покидаю Маню на людей, на Бога,
А сам уезжаю в дальнюю дорогу.
Если скучно будет – выходи на гору.
Выходила Маня на гору крутую,
Выносила Маня чару золотую.
Увидала Маня армию большую.
Там солдаты едут, офицеры идут,
А моёва Ваню в руках коня ведут.
Увидала Маня, горько зарыдала.
- Не плачь, не плачь, Маня, - Вани нет живого.
Вани нет живого – выбирай другого.
- Выбирать я буду – Ваню не забуду.
Мария Петровна поразила нас частушками, которые из нее сыпались, как из рога изобилия. Мы предлагали ей тему (например, «измена», «гармонист») - и Мария Петровна не задумываясь выстреливала сразу несколькими частушками: 
Меня милый изменил,
К измененной подошел:
- Извиняюсь, дорогая,
Лучше тебя не нашел.

Я спала, во сне видала
Зелёные веники.
Если я не хороша -
То выпиши с Америки

Гармонист, гармонист,
Хорошо играете!
Ваше сердце на спокое,
Про моё не знаете.

Ты играй, гармонист,
Чтобы выходило.
Ты такую завлеки,
Чтобы сердце ныло.

Вспомни милый, как бывало,
У ворот стояла я.
Ты играл, я подпевала -
Была милая твоя.

Не любите гармониста,
А кто любит – кается.
Как гармошка заиграет –
Сердце разрывается.

Мария Петровна поразила нас свободным владением частушечного репертуара под разные наигрыши. Начала с «Подгорной», перешла на «Цыганочку»:

Цыганка раз, цыганка два,
Цыганка три, четыре.
Меня цыганочку плясать
Цыгане научили.

За цыгана выйду замуж,
Будем жить мы с ним в лесу.
Поиграй-ка, гармонист,
А я плечами потрясу.

За цыгана выйду замуж -
Будут цыганяточки.
На чужи поля поедем
Расстилать палаточки.

А потом – и на редкую в наших сибирских краях Семеновну:

Ой, гора, гора, 
А под горой ручей,
А проводил меня
Сама не знаю чей.

Проводил меня,
А сам закрыл глаза:
А ты молоденька,
Тебя любить нельзя

Я молоденька,
Не отпираюся,
И гулять с тобой
Не собираюся.

Ой, гора, гора,
Гора гористая,
А под той горой
Трава волнистая.

Трава волнистая
К ветру клонится,
А мой миленочек
С другой знакомится.

Он знакомится
Втору неделечку,
Он забыл меня,
Весёлу девочку.

Он забыл меня -
Я не расстроилась,
Я вперед его 
Да познакомилась.

Познакомилась,
Да и любить стала.
Он к другой пошел -
Я ревновать стала

Обычно у сельских исполнительниц есть своя «специализация». Про Мария Петровну нам заранее сказали, что она – частушечница. И в этом качестве она раскрылась наиболее полно. Но вдруг – когда уже совсем пора было уезжать, она запела:

Колядин, колядин,
Я у бабушки один,
У дедушки трое -
Давайте нам боле!
Кто не даст пирога –
Мы корову за рога,
А кобылу за чупрылу –
Поведу я к Данилу.
А Данил ее в кабак 
И продаст за пятак.
- Здравствуйте, хозяин с хозяюшкой!
А на пороге при прощании зазвучали свадебные песни, которые мы даже не успели поймать на диктофон. 
И получается, что вот и сюда надо бы вернуться, продолжить общение с исполнительницей.

Во второй экспедиционный день мы заехали в с. Рождественку, чтобы продолжить конкурсный просмотр «Сибирской глубинки» и познакомиться с Котляр (дев. Винник) Александрой Ниловной, 1941 г.р., Родилась она в Белоруссии, Гомельская обл. Приехала в 20 лет к брату погостить, и брат обратно не отпустил. Кончила медицинский техникум в Куйбышеве, да так и осталась в Сибири насовсем.
Про нее нам сказали: «Ой, она вас совсем заговорит!» Характеристика оказалась верной. Немало не смущаясь посторонних, Александра Ниловна вспоминала песни своей молодости, праздники и обряды, которые видела в детстве и юности на родине в Белоруссии.
Началось наше знакомство с широко известной в Сибири песни, у которой оказалось неизвестное нам окончание: 
Посею огуречки близко над водою,
Сама буду поливати дробною слезою.
Растите, огуречки, четыре листочка.
Не бачила я милова четыре годочка. 
Я на пятый побачила, як череду гнала.
Не сказала - «Добрый вечер», бо мати стояла.
А мати стояла, а батько дивился.
Не сказала – «Добрый вечер», чтоб не разгневился.
Летить голабь сизокрылай, летяти да кряче.
Погадайте той девчонке, шо за мною плаче.
Нехай вона дай не плаче, а я не журюся,
Нехай она идеть замуж, а я оженюся.
Беда дай женила в лихую годину -
Завязала мене руки малая детина.
Александра Ниловна рассказала, что на Рождество у них в селе обычно собиралась компания, которая вместе гуляет. «Идуть две-три женщины, которые боевущие такие, колядуют вечером и приглашают в дом, где они гуляют. На первый день у нас в Белоруссии никогда не гуляют, говорят – грех большой. На второй, третий день – у нас целая неделя святок, когда можно гулять, до нового старого года. На новый старый год ходят с козою. Один мужик овчину берет, рога делает, другой водить. Морду козы обычно плетут из лозы, плетут мужики. Поют – как коза ходит, урожай делает. Есть со звездой ходят. Со звездой ходят мужчины, только молодые. Ходят и святые песни поют. Конь тоже есть. На коня надо два мужчины. Это все ходят 13-го. А две или три бабки нарядятся, идут по своим знакомым и приглашают, что – придете туда, на новый год». Подходят под окно девки и поют: 
Колядин, колядин, 
я у батьки один, 
меня батька послал, 
чтоб я грошей достал. 
За это колядовщикам выносят, у кого что есть, как правило, из стряпни. Александра Ниловна удивляется, что в Сибири бывает такое – когда брат с братом не знаются. «У нас в четвертом поколении – это близкая родня. Мы все - кучей». 
Рассказала она и про свадьбы, как их отмечали в Белоруссии после войны. «Свадьбы – по традиции - целая неделя. А после войны голод, холод. Чтобы гулять – это не можно». Поэтому гуляют в каждой отдельной хате, по одному дню, по очереди, а соседи приходят на свадьбу со своей едой, продуктами. «В каждой хате каждый день гуляют. Сегодня принесли ко мне, завтра к тебе».
Рассказала об одном интересном свадебном обряде. «Вся деревня собирается, смотрит. Какое-то любопытство. Пойдем. Поглядим: будет невеста целоваться со свекрухой? 
Невеста выходить и она должна свекровку нарядить, чтобы она поехала уже в наряде. Надо белую рубашку, чтоб вышита была и фартук, и платок - сами вышивали крестом. Она свекровку наряжает, свекровку заставляет и плясать, и всё». 

В нынешней экспедиции повсюду с нами был директор Купинского РДК Сергей Павлович Дегтярев, который помог нам с выбором сел и бабушек и до места доставил, чтобы не заблудились. Многое мы, конечно, не успели, очень сжатыми были сроки. Но утешаем себя тем, что это была разведка и мы обязательно вернемся. И, самое главное, – мы оставляем бабушек на купинских фольклористов (И.А.Анциферова, А.В.Пихутина), которые будут записывать от них песни и учить их со своими коллективами.
До новых встреч, Купинский район! 


нач. отдела 
экспедиционно-исследовательской деятельности Мартынова Т.Ю.

 Фото в альбоме https://vk.com/album-18027080_262219800 .

 

Контакты

20249

г.Новосибирск
ул.Чаплыгина, 36

20171

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

20417

8(383) 210-24-12 

8(383) 223-42-26 (факс)

8(383) 223-63-48

20012

Группа ВКонтакте

Режим работы:
Понедельник-пятница,
09.00-18.00

Выходные дни
суббота, воскресенье

График приема граждан:
Среда с 15.00 до 17.00

Расписание работы студий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Анкета

Опрос по оценке качества оказания услуг

Ссылки

katalog

kultura

mk

busgov

granty rossii