(Последнее интервью с Ниной Григорьевной Носовой)
Зап. Н.С. Горбуновой , 2008 год.

Нина Григорьевна НосоваНина Григорьевна Носова – удивительный, фанатично преданный своему делу человек, руководитель первого в области аутентичного коллектива (с.Балман, Куйбышевский район). Ее знали все новосибирские фольклористы, многие называли своим УЧИТЕЛЕМ.
Не имея специального образования, она сердцем поняла важность и значимость народных песен. Из дома в дом, от бабушки к бабушке ходила,  расспрашивала про былую жизнь, про старопрежние песни. Многие песни в Балмане сохранились только благодаря ей. Приходила она домой к кому-нибудь из старейших песельниц села и не уходила, пока не выучивала новую для себя песню до конца. Песню эту передавала сначала старшему составу, а потом и детям, считая, что у старинных песен должна быть новая,  современная жизнь, чтобы было продолжение.

… Фольклорная группа в Балмане организовалась в ноябре 1964 года. В январе 1965 года мы представили уже выступление (6 человек). Был фестиваль в Куйбышевском Дворце культуры. Зал был полон. Мы спели. Но человек же всегда недоволен работой. Спели – собрались домой.  Пришли в ресторан – подошла к нам методист Куйбышевского ДК, говорит: Вас отобрали на фестиваль в Новосибирск. Дома нам не поверили. 8 января за нами пришел автобус в Куйбышев, оттуда в Новосибирск. Там выступали, по разным Домам культуры ходили.

Состав группы тогда: Александра Григорьевна. 1906 г.р.; Мавра Никифоровна, 1905 г.р.; Зиновья Филипповна, 1910 г.р.; Мария Игнатьевна, 1910 г.р. - все пожилые люди, никогда раньше на сцену не выходили. Выступали перед участниками Великой Отечественной войны, старыми коммунистами. Заключительный концерт был в театре оперетты.

Наградили, 6 лауреатов дали (по числу человек) и почетную грамоту. Собрались до дому, а нас в автобус обратно не пускают, говорят – это для артистов. Пришлось доказывать – показать свои награды. Жили мы в гостинице «Центральной».

Осталось хорошее впечатление от фестиваля. Дипломы нам вручал сам Вано Мурадели.

В 1965 году на фестивале все снимали на кинопленку. Пленка пришла в Балман, но киномеханик как раз был в больнице, никто не видел фильм, а я видела часто, когда в городе на семинарах была.

В 1965 году, когда мы приехали на фестиваль, мы были единственной фольклорной группой.  В 1967 году уже было 8 таких групп…

… С В.Г. Захарченко мы познакомились в 1965,  когда меня пригласили на семинар клубных работников. Он выступал на секции фольклора. Осенью 1966 года он приехал в Балман, потом каждый год приезжал10 лет подряд. Много записал на аудиокассеты. Осталось ли где – не знаю? Может, в хоре (Сибирском), а, может, с собой увез. В 1974 году он уехал из Новосибирска. Коллектив балманский с ним больше не встречался.
В Новосибирске я познакомилась с Заволокиным Геной (он у нас с концертом и со съемочной группой был в 1985 году) и с профессором Михаилом Никифоровичем Мельниковым.
…Мы снимались на ТВ, был небольшой фильм «Сибирские узоры» - 50 минут, прошел 1 раз по центральному телевидению.

Наше село – старинное, старое село. Оно простояло, наверное, 3 века почти. А сейчас молодежь уезжает – за работу не платят, кто остался – то на вахту, то еще куда-нибудь устраивается. Если с семьей уезжать некуда - кое-как выживают. А село жалко – красивое.

Оно же было когда-то просто деревней. Когда только построили церковь – тогда  стало село. Не маленькое было село – если стали строить церковь. А церкви были в Чумаково, в Михайловке и в Балмане. В Чумаково раньше построили, а Михайловке и Балмане в одно время примерно 1911-1912 гг.

В 1931 году церковь закрыли, сделали там клуб. Зря, конечно. Церковь была красивая. Стояла на хорошем месте, на высоком. Тогда поветрие пошло, дошло дело до комсомольцев – подпилили купола, сняли кресты и всё – церкви не стало. Фотографии не осталось. Клуб был уже безо всего. А кто тогда фотографировал??

А до революции фотографы редко были. И про церковь никому мысли не пришло сфотографировать. А жаль – я ее помню.

… Балман – село было певческое. Пели все – женщины, мужчины, молодежь. Сейчас, естественно, некому петь – у всех магнитофоны, у всех записи. Носят на плече и слушают сам себе. А тогда пели все. И пели всякие песни: пели в застолье, пели – просто вот соберутся там на лавочке. Песня была в моде, любили петь. Почему вот эти женщины сохранили песню.
Были хороводные, были вечерочные. Несмотря на то, что к 65 году были все уже пожилые (по 55, по 60 с чем-то), а и песни они не забыли – хоть прошла война, голод и холод, но они сохранили эти песни – просто на удивленье!

Песня строить и жить помогает – да! А где бы ни пели! Посмотрите – едут с дойки, уже вечер – в 10 часов поют песню. Поехали поле полоть, хлеба́ – поют песню. Не было никакой зависти, какая-то была дружба. Люди друг друга уважали. И я помню – была еще небольшая – с этими женщинами мы все едем на одном фургоне. Они поют  - и мы учимся этому пению. Сейчас люди совсем  другие стали.

… 15 лет я отработала в ДК. С нас очень строго спрашивали – о фронтовиках. Я собирала фотографии, записывала  их подвиги, награды. А потом, мне было уже за 50 лет, надо было уходить на пенсию – я ушла и все это оставила в ДК. А когда одумалась после – смотрю всё это – фото, записи оттуда выкинуты и никому этот материал не нужен. Я пошла в нашу парторганизацию – парторг, председатель сельсовета, председатель колхоза – сказала: Давайте будем открывать музей. Объяснила – много фото, записей. Байков Владимир Иосифович, председатель колхоза согласился – 4 года шла канитель с открытием. В декабре 1980г. открыли. Много альбомов – начало колхоза, уже в 19 года – парторганизация (первого парторга в 19 году казнили колчаковцы). 17 лет проработала в музее после пенсии.

Детский фольклорный ансамбль получился спонтанно – поют в школе ребятишки – надо создать. Дом пионеров в Куйбышеве организовал фестиваль в 1982 году. Мы приняли участие. В коллективе было 16 девчонок и 4 мальчишки. Со старшими девчонками отработала 10 лет. Приходили и дошкольники. Одеть, подшить, причесать – это все было вменено старшим девочкам. А потом я еще одну группу набрала. Старшая группа была в Москве, Артеке, 2 раза ездили в Екатеринбург. А в Новосибирск – каждый год, иногда дважды. Второй  коллектив – в лагерь «Океан» во Владивосток.

Мечта – чтобы собрались они все, теперь уже взрослые, семейные, встретились в балманской школе. Работать с ними было интересно, хоть и хлопотно. Вспоминают то время с удовольствием, когда собираются. Поют народные песни.
В Новосибирске детский коллектив получил звания, а старший – 6 лауреатов, я как руководитель – дважды лауреат. Все девчонки имеют среднее и высшее образование.
Школа на 200 мест, а детей ныне 30 человек. Если школу закроют – села не будет.

…Когда маленькая  была – отец собирался с друзьями, пели «По синим волнам океана».

У отца была большая семья – 9 человек. Они собирались просто своей семьей и пели песни. «По синим волнам» – это мужчины в основном пели. «Песня о Наполеоне» – как она туда попала? – неизвестно. Когда пели эту песню – лампы гасли, потому что там сильные голоса были. Пели в основном из семьи Носовых и Шмаковых. У Шмаковых было 6 сыновей и 2 дочери – 8 человек, а у наших было 9 человек. Поэтому когда собирались все вместе - там такой был хор! Их никто не собирал, они собирались сами. Допустим, праздник какой-то – все собрались где-то на площади, у нас же была большая площадь около церкви. А пьянки-то не было! Так же не пили как сейчас! Соберутся  и – поют. Ей Богу. Так и было!
Отец мой родился в Балмане, а прапрадед – они приехали из Тобола…

Это дед моего свекра рассказывал – наши Носовы приехали с Тобола, а это Урал – они говорили на «о». А сейчас-то у нас никто на «о» не разговаривает. И давно причем. А его бабушка говорила на «о». Бывало,  скажет:
«Ну-ко Васько подойди, я тебя хоть потреплю за уши!»
А только подойдет  (а она лежала уже старенькая) – побьет маленько.

Филипповы приехали с Перми. Вяткины, видимо, с Вятки. Они в Курганской области останавливались – искали глину, потому что были гончары. Они приехали в Каинск и здесь искали  глину, но не нашли. И Михаил Сергеевич Вяткин дошел аж до Балмана – все искал по берегу глину гончарную и нашел ее в Балмане. И они переехали туда.
А там еще были ссыльные с Кавказа.

Костюковы были – казаки, его так и звали «казак», с Северного Кавказа.

И был еще один – Анатоленко Захар Петрович – его звали «черкес», тоже оттуда, тоже был ссыльный.

Поэтому-то село- то у нас какое? - всякое на всякое, ото всюду было! А все приходили со своим ремеслом: пимокаты – пимокатня была своя, свой бондарь был (Носовы), Шмаковы держали пимокатню и мельницу. Все, кто приходил (с семьей или один) – что-то приносил. И поэтому там всегда было все свое. Горшки у себя лепили, кадки, бочки – тоже у себя делали, пимы и потники катали, были и скорняки и портные.  Поэтому большого общения с миром дальнейшим не было. Знали Осиново, Горбуново, в те времена были Пегушино, Зоново, Чумаково – это все были челдонские села. А после понаехали белорусы, украинцы (Еланка).

… «Челдоны» – это старожилы. Почему назвали «челдонами» – не знаю. Поздних,  кто приехали – всех хохлами называли, даже мордву. Все приезжие балманцев называли «челдоны».  Они отличались своим выговором.

И почему село назвали Балманом – не знаю. Почти 3 века стоит и не переименовали. 

Я хочу, чтобы наше село жило долго. Сколько прожило уже, а еще бы дольше! Чтобы там счастливые люди жили счастли́во! Я там родилась и мне очень жаль, если этого села не будет!

nosova 02 nosova 03