Еланцев Николай Викторович
с. Малокрасноярка, Кыштовский район

Еланцев Николай ВикторовичВ нашей российской культуре и русском языке к игре сложилось вполне определенное отношение. Игра – это нечто несерьезное. Это развлечение, отдых. В философии игра определяется как одна из форм человеческого бытия, как определенная деятельность. Эта деятельность осознается человеком как «невзаправду» и вне повседневной жизни выполняемое занятие, совершается внутри намеренно ограниченного пространства и времени, протекает упорядоченно, по определенным правилам, не преследует никакого прямого материального интереса, не ищет пользы и может целиком овладевать играющим. «Человек играющий» не преследует никакой другой цели, кроме игровой. Если он пытается совмещать игровую цель и какую-то еще, внешнюю, это быстро становится заметно и начинает мешать игре. Прежде всего, в конкурентной игре, где каждый играет за себя, кто-то начинает защищать или оберегать другого игрока.
Во все времена у каждого народа игре предавалось особое значение: моделируя мини человеческое общество с помощью различных игрушек, дети имитировали «жизнь взрослых»: разыгрывали семейные ролевые сцены, вовлекались в стратегирующие, сюжетные и деловые роли… 

Село Малокрасноярка Кыштовского района основалось в глухом урманном местечке на высоком яру реки Тары переселенцами из Мордовии, Минской, Витебской, Орловской, Могилевской и других губерний Центральной России. Переселяясь целыми обществами со всеми родными и знакомыми, новосёлы на местах поселения не забывали своих обычаев и наречий. К сожаленью, в настоящее время не сохранилось никаких воспоминаний об особенностях их жизненного уклада в новых сибирских условиях.
Осваиваясь в новых условиях, взрослое население было занято непосильным трудом – корчевали дремучие леса под пашни, строили добротные дома и хозяйственные постройки. И в настоящее время часто можно услышать, что сибиряки, выросшие в суровых климатических условиях – это закаленные, физически хорошо развитые, выносливые люди. 

Село развивалось, крепло, превращаясь в крупный волостной торговый центр. Одновременно шло и развитие социально-культурной инфраструктуры. С ранних пор дети втягивались «в помощники», выполняли различную работу в доме и по хозяйству. В свободное время дети играли, кто во что горазд… 

Пожалуй, самое тяжелое детство выпало на долю детей, родившихся в 30-40-е годы прошлого столетия, чье детство опалилось Великой Отечественной войной. Поскольку поколение этих детей в настоящее время является старожилами в селе, в дальнейшем повествовании в своей работе я буду опираться на их воспоминания. Все ветераны, выслушав просьбу рассказать об игрушках и играх своего детства, заявляют практически одинаково: «Какие игрушки? Не до них было! Голодали семьями, маленьких оставляли со старыми или беспомощными членами семей, а те, кто постарше рано начали работать. Но всё же из детства остались воспоминания о скромных, чаще всего сделанных своими руками игрушках». 
О своих игрушках и играх вспоминают малокрасноярцы-старожилы, мои родители и соседи:
Василий Николаевич Кузьмин (1939 г.р.) вспоминает, что игрушки родители изготавливали из любого подручного материала для самых маленьких, а кто был постарше, мастерили самостоятельно. 

Игрушка-погремушка для малышей изготавливалась из свиного мочевого пузыря. После забоя животного мочевой пузырь очищался, обваливался в древесной золе, высушивался. Затем дети насыпали в него горох или какие-нибудь камушки, завязывали веревочкой. Игрушка получалась довольно прочной и за неимением других утешений легко успокаивала плачущих детей.

Мальчишки постарше играли «в войну»: из небольших досок, чаще всего оторванных от изгороди, или из крупных ветвей талины или березы мастерили пистолеты и автоматы. Играли в основном зимой, возвратившись из школы, и наспех переодевшись в «домашнюю» одежду, строя катакомбы в снежных сугробах, заносивших в переметах заборы до 1,5 метров высотой.

Одной из самых азартных игрушек была деревянная каталка. Мастерили ее мальчишки из подручного материала: на небольшое круглое полено с обеих сторон нанизывались, как колеса на ось, ровные примерно одинакового диаметра спилы от березовых чурок по 3-5 см толщиной. К полену прибивался небольшой черенок, изготовленный из талины или березового сучка. Этой каталкой дети увлекались и зимой и летом, соревнуясь на скорость.

Любили дети играть в различные игры с мячом, изготовленным самостоятельно из шерсти крупного рогатого скота. Подростки постарше поздней весной собирали вылинявшую шерсть, для этого рукой, смоченной водой, поглаживали выхудавшие за зиму спины животных. Мяч, сбитый из такой шерсти, хоть и не летел далеко, но привлекал к игре не одно поколение детей. Традиционными играми в мяч были лапта, «вышибало».

Зоя Яковлевна Еланцева (1939 г.р.) вспоминает, что в раннем детстве основные игрушки у нее были куклы. С помощью старшей сестры из холстины или кусочков материи, выделенных матерью-швеей, они мастерили тряпичные куклы. Куклы были разного размера, в основном небольшие до 15 см. Маленьким помогала старенькая бабушка Матрёна Павловна, а затем девушки постарше уже сами придумывали свои наряды. Кукол «одевали» в самостоятельно выкроенные и сшитые платья, фартуки, кофточки и юбки. Головы украшали цветастые платки. Внутреннее содержимое «холщового человечка» наполнялось льняной паклей или мхом, в лучшем случае – ватой. Из льняной пакли «вырастали» волосы, их девочки умело заплетали в косы. Глаза кукол светились небольшими пуговицами, сохраненными с довоенных времен. Многие куклы полностью отражали человеческое тело: имели голову, туловище, руки и ноги, многие же куклы не имели ног. Когда шла пора сельскохозяйственных работ, присматривала за детьми старая бабушка. К ней приводили детей и соседи, принося с собой свои незамысловатые игрушки. Играли в доме, во дворе в зависимости от погодных условий. В простеньких игровых «клетках» дети инсценировали на куклах семейные и бытовые ситуации. 

Старший брат Леонтий выпиливал ровные «шашки» из древесных сучков для игры в «стрелялки». Половина шашек оставалась светлой, не окрашенной, остальные натирались сажей, за неимением краски. Играть было неудобно, так как сажа прилипала к рукам, маралась одежда и игральная доска.

Интересна детям была и «железная дорога», которую в оригинале еще никто из детей не видел. Спичечные коробки представляли собой вагоны, а юрок от ниток, разрисованный в разные цвета, заменял паровоз. Шло соревнование: у кого длиннее состав и чей паровоз движется шумнее. Шум и гудки создавались поочередно, поэтому все не щадили своих голосовых связок.

Лидия Яковлевна Бабичева (1936 г.р.), ее старшая сестра, среди этого «многообразия» игрушек выделяет свои любимые – глиняные свистульки. Еще в довоенное время недалеко от въезда в село, у просеки, работала гончарня. Своим мастерством славился гончар Петя-Курнопед, его глиняная посуда, обоженная им здесь же в печи, распространялась на всю округу. Местная детвора частенько обращалась к мастеру с просьбой слепить свистульку из глины. Он никому не отказывал, умело мастерил различные фигурки и раздавал их детям и вскоре по всему селу шел дружный пересвист.

Позднее гончарня была перенесена за реку Тара, там работал уже другой мастер, в связи с этими обстоятельствами выпуск свистулек прекратился. Но, по рассказу Юрия Георгиевича Привалов (1938 г.р.), визиты к новой гончарне продолжались подростками не менее интенсивно. Цель посещения была уже не перенять профессионализм у мастера, а собрать в прибрежных тальниках патроны, оставшиеся с времен Гражданской революции. Эти патроны мальчишки передавали младшим братьям, в свою очередь использовавшим данные патроны как игрушки вплоть до игры в «12 палочек». 

Зинаида Илларионовна Шевчуковой (1939 г.р.) вспоминает, что ее любимой игрушкой была настоящая кукла, доставшаяся ей через мать от бабушки. Кукла была фарфоровой, достигала в длину около 40-45 см, платье на ней от времени выцвело, обветшало, но несмотря на это притягивало к себе неимоверной силой. Куклы берегли как семейную реликвию, выносить ее из дома мама Елизавета Павловна запрещала.

Детство этой славной женщины прошло на улице Витебской. По ее словам, подростков после войны здесь было много, играли летом традиционно в лапту, футбол, зимой – катались на деревянных санках с крутых гор, недалеко от кладбища. Мастером «на все руки» в селе слыл Внуков Фома Михайлович, он мог из дерева смастерить что угодно, всё делал с душой, прочно и надолго. Приехав однажды из города, он вырезал из молодых стволов берез биты и «городок», собрал всех краёвских ребятишек и обучил их новой игре «Городки». Суть игры состояла в том, чтобы бросками бит выбить из площадки (города) определенное количество различных фигур, составленных из пяти городков. Играющие поочередно делали по две попытки, победителем считался игрок или команда, потратившие на выбивание фигур наименьшее количество бит. Играли азартно, сбегаясь вечерами на край села. Атрибуты этой игры передавались младшим поколениям и окончательно забылись в 80-е годы.

Анатолий Александрович Спирёв (1934 г.р.) рассказывает, что отец уехал на прииски еще до войны, семья жила очень бедно. Чтобы разнообразить детский досуг его мать приносила домой синюю глину, взятую недалеко у колодца под горой. Из глины дети лепили различных зверей, деревья, дома и другое. Аппликации над поделкой выполнялись с использованием природного материала – листьев растений, перьев, обрывков цветной бумаги и битого стекла. Созданные поделки сёстры высушивали на русской печи, а потом нежно заворачивали кусочками ткани, после чего играли ими с девчонками-соседками. 

Как считают старожилы, игры были очень многообразны: детские, настольные, хороводные для взрослых с народными песнями, прибаутками, плясками. Играли, кроме вышеописанных игр, в «Разлуку», «Ремешок», «Ручеек», в «Зоську» (чаще мальчики), «Спрячь стеклышко» (только девочки), «Вышибало», «Землерез», «Футбол», «В девятку», «В десятку». 

Меня особо удивила игра в «Зоську»: к огромной рукавице-шубенке пришивали большую пуговицу. Затем нужно было одеть ногой эту «зоську» на ногу и высоко поднять ногу вверх. Выигрывал тот, кто больше раз поднимет ногу с рукавицей вверх.
В то время молодежи в селе было много, да и из соседних деревень наведывались парни на вечерки. Игра «Ручеек» в селе сохранила свои основные правила до наших дней, хотя играть из-за численности участников в нее уже некому. А в былые времена молодежь распределялась по парам, выстраивалась в колонну с высоко поднятыми руками. Один из участников, непарный, пробираясь сквозь «туннель» выбирал себе напарника и уводил его вперед, после чего их пара становилась первой. А оставшийся без пары игрок пускался в новый круг, выбирал себе пару и уводил ее на первую позицию. Так игра плавно продолжалась, вовлекая в круг новые пары.

В игру «Ремешок» учащиеся школы играют и в наши дни. В далёкие 40-50-е молодёжь с азартом играла в эту игру. Все участники игры становились в круг попарно, лицом к центру. Оставшийся без пары игрок брал в руки солдатский ремень, с деловым видом он продвигался вдоль внешней границы круга, а затем с «сердцем» обрушивал ремень на одного из участников второго круга, сам, отбросив ремень в сторону, занимал позицию в первом ряду. «Обоженный» ремнем участник подбирал ремень и выходил на проторенную тропу. И хотя у участников боль (ниже спины) была немаленькой, смех всё-таки превозмогал боль, и игра продолжалась довольно долго.

В «Разлуку» играли взрослые. Молодежь для этой игры облюбовала место около здания клуба, реставрированного перед войной из церковного прихода. Пары выстраивались в круг на почтительном расстоянии друг от друга в зависимости от количества участников игры. Одинокий игрок, продвигаясь мимо пар, выбирал себе спутника или спутницу. А оставшийся в одиночестве продолжал аналогично свои поиски. Количество пар к сумеркам постепенно таяло, вновь выбранные пары потихоньку исчезали, затаившись затем в одной из сельских улиц.

В «Вышибало» играли двумя командами. Одна из команд располагалась в центре большого круга, другая же становилась вдоль круга с обеих сторон и пристально «обстреливала» каучуковым мячиком центральных игроков. Игрок, в которого попал мяч, из игры выбывал, выходил из круга и ожидал в сторонке. Если кто-то из «центральных» ловил мяч, то все «выбитые» возвращались в круг и игра продолжалась. Игра заканчивалась выбиванием всех участников. Играли в нее подростки 10-15 лет, в основном, проживающие по соседству.

Игра в «12 палочек» также привлекала детей определенного «околотка». На большое круглое полено (чурку), лежащее на боку, клали доску (часто оторванную от забора). Из березы или ивы толщиной в палец наламывались 12 примерно одинаковой длины палочек. Водящий игрок раскладывал палочки на край доски, соприкасающийся с землей. Затем он закрывал глаза, медленно громко считал до 10, закончив фразой «Я иду искать, кто не спрятался – я не виноват!» отправлялся на поиски разбежавшихся и спрятавшихся игроков. Обнаружив спрятавшегося участника, он быстро возвращался к своему дежурному месту, ударив палкой по доске, громко объявлял: где и кого обнаружил. Этот участник выходил из засады и выбывал из игры до следующего раунда. Водящий продолжал разыскивать одного за другим всех участников, постукивая палкой по доске. Если же кто-то из игроков к концу игры, мог обогнать водящего, добежать вперед его до доски и ударом ноги по верхнему концу доски «разбить кон» - отправить в воздух набор палочек. Водящий начинал водить снова. Но если водящий успевал поймать хотя бы одну из взлетевших палочек, то водить определялся тот участник, который переворачивал доску. В случае нахождения всех игроков, а такое встречалось чаще всего, водить в следующем раунде должен был участник, найденный первым. В эту игру в селе перестали играть в конце 80-х, при значительном снижении численности детей.

Правила игры в «Футбол» мало чем отличались от современных. Выбирались из ведущих игроков два капитана, а затем они на «пусто-густо» набирали себе команду из примерно равных по возрасту и сноровке игроков. Полем была обыкновенная поляна, а воротами – воткнутые через 2 метра деревянных кола. Количество игроков не было важным, порой в командах было и по 4 и по 10 игроков. Роли защитников и нападающих строго не определялись, каждый играл как мог. Побеждала команда, забившая большее количество голов. 

В игру «Спрячь стёклышко» играли девочки, иногда и мальчики младшего возраста. Все игроки, кроме двух водящих, рассаживались на завалинке или на бревнах, над коленями складывали «лодочкой» ладони. Один из водящих стоял в стороне. Второй, зажав в ладони стеклышко, подходил поочередно ко всем участникам и делал вид, что вкладывает им в ладони предмет. Стеклышко достается только одному участнику и первый водящий должен найти его. Если находил, то игрок со стеклышком, отправлялся водить. Если нет – игра продолжалась сначала.

Игра «Землерез» или «В ножичек» привлекала чаще мальчиков-подростков. Играли вдвоем. Один из участников небольшим ножичком очерчивал небольшой круг, проводил по центру черту – границу каждого владения. После жеребьевки один из участников метал нож в соседнюю территорию, по направлению лезвия воткнутого ножа отрезал себе надел от соседнего участка, стирал ногой бывшую границу на своей новой территории. Нож метали поочередно, передавали его, если он не воткнется. Побеждал тот игрок, который завоевывал всю территорию противника. 

«Десятка» - это игра с мячом в основном для девочек, которая проводится у стены. Игроки по очереди проходят «10 классов», то есть выполняют 10 заданий и затем «сдают экзамен». Начинается игра с «десяток»: нужно было 10 раз подряд отбить пальцами мяч от стены. На «девятки» мяч отбивался ладонями снизу от стены 9 раз; на «восьмерки» нужно кинуть мяч 8 раз на стену из-под правой ноги и затем поймать его; «семерки» выполнялись под левую ногу 7 раз; повернувшись лицом к стене, участник 6 раз бросал мяч к стене сзади между ногами, выполняя «шестерки»; «пятерки» выполнялись 5 раз по аналогии к «6», но стоя спиной к стене; при «четверках» отскочивший от стены мяч, должен удариться об землю, а потом ногой вновь отправлен к стене, а после отскока ловился игроком; выполняя «тройки», участник трижды бил ладонями-лодочкой по мячу, направляя его к стене; «двойки» дважды направляли мяч к стене ударом по мячу соединенными вместе кулаками; «единицы» - удар большим пальцем по мячу 1 раз об стену. Выполняя экзамен, участник выполнял каждое действие с «десяток» до «единиц» по 1 разу в полном молчании. Побеждал тот, кто первым проходил всю игру. Упустивший мяч начинал игру в порядке очереди сначала.

Игры издавна служили средством самопознания, здесь проявляли свои лучшие качества: доброту, заботу, благородство, взаимовыручку, сострадание, самопожертвование ради других и патриотизм. По их словам, изменилась лишь форма игрушек, содержание же осталось тем же: куклы, машины, оружие несут те же воспитательные ценности, что и раньше. С ними трудно не согласиться, даже с учетом того, что современный приоритет у большинства детей обращен чаще всего к компьютерным играм.

Село Малокрасноярка расположено вдалеке от районного и областного центров, поэтому, не смотря на развитие информатизации, в селе сохраняются традиционные игры предыдущих поколений. Одной из самых распространенных в наши дни игр для детей школьного возраста является лапта: уже на мартовских каникулах на первых проталинах центральной площади села (бывшей когда-то территорией церковного прихода) начинается игровой сезон. Не обращая внимания, что мяч улетает в стремительный ручей или в грязный последний сугроб, участники игры продолжают состязания ежедневно в послеурочное время до позднего вечера. С техникой игры в лапту дети ознакамливаются и на уроках физической культуры при изучении раздела «Подвижные игры». И порой вызывается улыбка на лицах детей, когда проходящие мимо них бабушки и дедушки спрашивают: «А можно с вами поиграть? Ну, хоть разок сгольнуть бы!»