Тимофеева Олеся Александровна
МУ «Новокуликовский центр культуры», с. Новые Кулики, Венгеровский район

Моя свекровь, Мария Васильевна Тимофеева (в девичестве Спирёва), родилась 10 октября 1939г. в деревне Распаевка Кыштовского района. В настоящее время от этой деревни осталось только название в памяти тех, кто там когда-то жил. Когда и откуда приехали в эти места её родители, Василий Николаевич Спирёв и Прасковья Николаевна (в девичестве Куцко), Мария Васильевна не помнит. Интересно и оживлённо рассказала мне свекровь о том, какую одежду носили её родители, бабушка, прабабушка.

Всю одежду шили тогда изо льна, который пряли и ткали сами. Девчонкой Мария с другими детьми носили готовый холст отбеливать на копань [небольшое искусственное озерко на краю села, где летом купались ребятишки]. Они мочили полотно в воде и вальками отбивали. Потом сушили и отбивали снова. Полотно становилось белым и мягким. Красили холст, замачивая его в настое из коры деревьев (дуба, черёмухи, берёзы). Кору парили, чтобы получить нужный цвет (из берёзовой коры, например, получался красный настой).
Мужчинам шили штаны и рубахи. Рубахи были с косым воротом. Штаны и рубахи подпоясывались верёвочками с кисточками на концах.

Женщины носили «парочку»: юбку и кофточку. Юбка была однотонная тёмная, скроенная из 4-х или 6-ти клиньев. Прабабушка Таня, по отцовой линии, была довольно полной женщиной, поэтому у неё юбка была очень широкая и называлась «татьянка». Кофточка из «парочки» была тоже однотонная, но светлее, чем юбка, приталенная, с баской, застегивалась на пуговицы. Украшалась кофточка множеством рюшей на груди и по одной рюше на рукавах на уровне плеча. Рукав был ниже локтя, но до запястья не доходил. Позже, когда появились цветные ткани (ситец и байковая ткань), кофточки стали шить из ситца в мелкий цветочек, а из байковой ткани шили детям штанишки, курточки. Ткань привозил заготовитель, и Василий Николаевич выменивал у него полотно за шкурки горностаев и колонков. Под «парочкой» носили рубаху белого цвета, которая была сильно насборенной на груди. На ноги женщины одевали вязанные шерстяные чулки на завязках (чулки доходили до бедра, а завязывались на уровне чуть выше колена). Обувь носили разную. Большинство ходили в лаптях (в основном мужчины). Лапти плёл из коры талины дед Кашин (так его все звали). Носили и кожаные сапоги, чирки, поршни, а зимой - валенки-самокатки. Чирки и сапоги шили из выделанной свиной шкуры. Выделка шкуры состояла из нескольких этапов: сначала шкуру мазали кислым тестом, чтобы вылезла вся щетина, потом щетину скоблили, шкуру клали в настой дубовой коры, высушивали и мяли. На чирках обязательно была опушка. Завязывались чирки шнурками. У свекрови чирки были особенные: прабабушка Татьяна вязала верх чирков из толстых однотонных тёмных ниток (отрепьев ото льна), а подошва была кожаная. Чем отличались от чирков поршни Мария Васильевна не помнит, говорит, что в них женщины ходили на работу. Когда поршни набухали, то становились мягкими и большими, а как высыхали, то приходилось их колотить, чтобы они стали мягче.

Верхней одеждой весной и осенью был шабур. Шабуры шили из полотна, которое ткали из отходов ото льна, так полотно было потолще. Были шабуры и из овечьей шерсти (у кого овец много было). Шерсть пряли, сдверяживали [две нити скручивали, скали] и также ткали. Шабур просто запахивался и опоясывался длинной (чтобы опоясаться 2-3 раза) опояской с кисточками на концах.

На головах женщины носили вязаные шерстяные шали с длинными кистями, зимой под шали одевали ещё платки.

Зимой все носили шубы и полушубки из овчины. Шапки у мужчин тоже были из овчины. Шапки, шубы и полушубки сверху обшивали материалом. Застёгивались шубы и полушубки на самодельные деревянные продолговатые пуговицы.