Ноздренко Татьяна Васильевна
с. Балман, Куйбышевский район

На территории Новосибирской области трудно найти Балман – маленькое село в сибирской глубинке. Однако его жители, крепкие хозяева, талантливые мастера, увлеченные люди, беззаветно любящие свое село, вписали немало ярких страниц в историю Новосибирской области.

Балман – одно из старейший сел Куйбышевского района, образовано более 230 лет назад. Село с особым самобытным укладом, со своими традициями, обрядами, песнями, которые создавались сотни лет. Село мастеровых: кожевенников, портных, скорняжников, гончаров. И люди здесь проживают особенные, и объединяет их всех одно – они хранители народной культуры своих предков.

К одной из уникальных культурных традиций с. Балман относится и гончарное мастерство.

Гончарное ремесло в Балмане возникло с появлением семьи Вяткиных – Сергея Никитовича с сыном Михаилом. Семья Вяткиных обосновалась вначале в Каинске, переселившись из Кургана. В Каинске, один из сыновей Сергея Никитовича Михаил женился на горничной купчихи Шкроевой – Дарье. Семья занималась кожевенным и скорняжным делом. Но у Сергея Никитовича была мечта и желание заняться гончарным ремеслом, а для этого нужна была глина. Глина для гончарного дела должна быть особой, по составу иметь большую клейкость. И пошли отец с сыном на поиски глины.

Путь их лежал от Каинска по берегу речки Оми в сторону села Балман. Проходили небольшими расстояниями, обследуя почти каждый метр берега реки. Так дошли до речушки Балманки, соединяющей реку Омь с озером Балман. Там, примерно в километре от села, и нашли глину. Так и переселилась семья мастеров в Балман. Построили жилье: дом пятистенок и рядом избу, где обосновали гончарную мастерскую и небольшой кожевенный завод.

Добывать глину было не так просто: сначала снимали дёрн, затем землю, красную глину и только тогда добирались до синеватой глины. Балманская глина серая с синим оттенком. Никаких добавок к глине не использовали. Заготавливали её глубокой осенью, по морозу, копали вручную. Ворох накопают, немного подстынет глина, и дальше копают. Зимой приезжали на быках с санями, откалывали глину ломиками. В избе хранили в ящиках, а когда она отойдёт, вываливали на пол, заливали водой и наминали ногами, затем тщательно прорабатывали руками, проволокой убирали все корешки.

Изготавливали изделия на гончарном круге. Их было два – большой и малый, крепились они к полу. На большом круге изготавливали объёмные сосуды (корчаги, чугунки), на малом – мелкую (кувшины, чашки, тарелки, горшки). Вылепленная посуда сушилась на полках, а затем поступала в гончарную печь – горно – для обжига. В печь входило до пятисот изделий. Изделия закладывались в специальную камеру с выложенными ярками (колосниковая решётка). Под ярками находилась топка. Конструкция горна двухкамерная, сам горн врыт в землю, в подполье (толща земли служила надёжным теплоизолятором), корпус сложен из кирпича. Маленькую посуду ставили в большие изделия. Окно, через которое загружался горн, закладывали кирпичами и замазывали глиной. В течение трёх-четырех суток (топили день и ночь) печь прогревалась на малом огне, накаливали щепочками, затем жар постепенно увеличивали. В печи был встроен смотрок, через него определяли: если огонь дошёл до него, значит топить больше не надо. Ночью горн вместе с изделиями остывал, а утром его разгружали.

Глиняные изделия перед обжигом обрабатывали дёгтем изнутри и снаружи, затем обсыпали сухим порошком сурика, купоросом, поэтому посуда получалась глазурованной. После обжига никакой обработке не подвергалась. Внешний вид посуда имела красно-коричневый, черный, зелёный (в зависимости от того, чем её обсыпали). Декоративной росписи изделия не имели. Посуда изготавливалась для разных целей: приготовления пищи, жарения, для хранения сухих продуктов, жидкостей (керосина, растительного масла, молока, кваса и т.д.), а также для погребальных обрядов.

Отдалённость ремесленного Балмана не позволяла часто сбывать продукцию в городе на Каинской ярмарке, поэтому изделия продавали в своём селе и возили в соседние. Опознавательных знаков или значков на изделиях не ставили.

Во время коллективизации (29-30г.г.) всю утварь и кожевенный завод Вяткиных забрала в своё пользование Коммуна, разобрали и увезли за реку дом пятистенок, но в скорости по неосторожности сожгли.

Гончарный промысел на время был забыт.

В годы Великой Отечественной Войны в селе от организации СЕЛЬПО организовали хлебопекарню, пимокатню и, так как посуды очень не хватало, возобновили работу гончарни. Теперь Михаилу Сергеевичу помогала подросшая дочь Мария. Взяли помощницу Екатерину Зонову. Жена Михаила Дарья, шила парочки, юбки, кофты, шаровары, рубахи, разлетайки.

Обеспечивали посудой не только своё село, но и близлежащие. Долгое время глиняная посуда служила людям. В послевоенное время гончарня закрылась, глиняную посуду постепенно стала вытеснять фабричная.

Но в памяти народной хранится гончарный промысел земляков, не забываются имена основателей и мастеров этого дела. Большую помощь в сохранении мастеровых традиций оказывает Балманский краеведческий музей, организованный при школе.

Гончарному ремеслу в нем отведено отдельное место. Там бережно хранятся подаренные Марией Михайловной Ловцовой (дочерью Михаила Сергеевича Вяткина) гончарные изделия.

При школе действует кружок декоративно-прикладного творчества «Сувенир». В качестве материала кружковцы используют все ту же гончарную глину, из которой лепят игрушки по мотивам народных образов, знакомясь с различными народными художественными промыслами. Так создалась традиционная Балманская глиняная игрушка. При жизни Мария Михайловна была частым гостем на занятиях кружка, передавала свой опыт работы с глиной детям, в подробностях описывала всю технологию гончарного производства. Рассказывала о себе, семье, работе. Делала она это увлечённо, заражая ребят своей любовью к делу, являясь проводником живой традиции искусства – промысла.

Хранение традиций народного искусства способствует духовному обогащению детей и их нравственному совершенствованию. Значит, возродится и гончарный промысел, когда подрастет молодое поколение.

 01  02