Ермолич Людмила Николаевна
МБОУ ДО Тогучинского района «Центр развития творчества» г. Тогучин

Прошлое – особая страна. Все в ней милее, ближе, понятнее, может оттого, что успело время расставить многое по своим местам. Мелкое, суетное вскружилось пылью и – нет его, а суть осталась, вросла в души, глубоко пустив корни.

К счастью, ничто не проходит бесследно. Сколько ни искореняли народную культуру, но всегда, как трава сквозь асфальт, вместе с новыми поколениями мастеров возрождалось и народное искусство, мастерство, и вот теперь, наконец, настало время вспомнить, что ещё вспоминается, и об этом рассказать.

Нужно сберечь, сохранить народного мастера – преемника культурной традиции родного края, её проводника через учеников в будущее.


ОКНА ДОМА МОЕГО
Златоустовский художник-умелец Бурдаев Николай Петрович

«Мужичок, да мужичок,
Ты все умеешь сделать,
Что за чудо мужичок?
Он и дом построить сможет,
И обед сготовить тоже,
И прибрать в квартире сможет -
Это чудо-мужичок».

Николай Петрович Бурдаев родился и вырос в старинном, очень красивом селе Златоуст. Окончил заочно физкультурный техникум и проработал более 30 лет в своей родной школе. Жена Николая Петровича, Мария Алексеевна, работала директором школы, и они оба «пропадали» в школе, лелеяли ее, создавая в ней уют дома.

В мае 2001 года педагог дополнительного образования из Кудринской СОШ Рублева Л.В. вместе со своими сыновьями Сергеем и Андреем, методист ЦРТДиЮ Ермолич Л.Н., видеооператор Климов А.В. «взяли курс» на с. Златоуст.

Время от станции до села за разговорами пролетело быстро. И вот мы подходим к их дому. В первое время оторопели: перед глазами не дом, а настоящий дворец.

В народе говорят: «Не то дорого, что красного золота, а то дорого, что доброго мастера». С полным основанием эти слова относятся к Николаю Петровичу.

«Желаю одного, чтобы возродились забытые ныне традиции деревянного народного зодчества, чтобы в наших домах, как и прежде, сохранялась экологически чистая обстановка.

Многовековое творчество наших дедов и прадедов в строительстве храмов, домов и усадеб должно радовать глаз современного человека так же, как оно радовало в прошлом», - писал В. Бахарев, мастер русского деревянного зодчества.

На Руси дереву от народа - поклон особый. Все от него - и доходы, и потери. Срубил избу - вот ты и хозяин, не голь перекатная.

Традиционно уважительное отношение к деревянной избе определяло нравственную и бытовую культуру, а сколько поверий, сказок, легенд сохранило об этом меткое народное слово!

До сих пор, например, в деревнях существует такой обычай - при закладке дома, после того, как уложено три венца бревен, приносят плотники из леса елочку и сажают ее в переднем углу сруба. Елочка та становится своеобразным оберегом. Считается, что рядом с ней изба выйдет стройной и долговечной. Будут в ней мир и согласие.

Немалое ритуальное значение отводилось и декору избы. На русском Севере на избах изображали гусей, считалось, что эти птицы уберегут хозяев от бед. Такое же предназначение отводилось и «коньку» на крыше. Украшались дома резными «сиринами», «лавами», «цветами» - они тоже были своеобразными оберегами жилища.

За последние годы обеднился народный язык от того, что стали забываться некогда привычные, редкие по красоте слова: «причелина», «узорочье», «матица», «куток». И мало кто укажет сейчас, где он - «красный угол», почему «ворота широкие», а «терем высокий».

Выйдя на пенсию, решили супруги Бурдаевы увеличить площадь свого дома. К своему двухкомнатному саманному домику приделали еще три комнаты. А потом, долгими зимними вечерами, Николай Петрович колдовал над украшением своего дома - выпиливал всякие украшения. Делал это со вкусом, основательно.

Николай Петрович по своей натуре художник по строительству. А как он свой дом сделал архитектурно! Какой фасад дома! Карниз весь вырезан кружевными изделиями. Какая изгородь!

Особо украшал Николай Петрович окна. «Окна - это очи дома», - гласит народная мудрость. Овеянный старинными поверьями, одушевленный в легендах и сказках, дом воспринимался как живое существо — доброе, благожелательное, подобное человеку. Поэтому окна были очами, раскрытыми в окружающий мир.

В Древней Руси окошки домика никогда не выходили прямо на улицу: они глядели в садик, который был уголком отгороженного, отобранного у внешнего мира и присоединенного к дому пространства.

Не случайно одинаково любовно украшали на Руси окна домов и окна храмов, как не случайно выходили они на восток и на юг к свету, к солнцу, к Богу.

И окна дома Бурдаевых выходят на восток, и первые лучи восходящего солнца радуют хозяев.

А зайдите в дом, полюбуйтесь! Вы удивитесь: пол окрашен цветами. Подумаешь: линолеум такой цветной. Нет, этот трафарет сам сделал, и сколько с ним мороки было!.. Но на свой вкус все сделал.

В доме все аккуратно убрано, уютно. И здесь вас ждет еще удивление - стол, стулья, тумбочки, комод, подцветочники - все Николай Петрович сделал своими руками из прутьев. Одним словом - это «Эрмитаж»!

А еще Николай Петрович умеет плести из лозы корзины. Увлекся этим делом лет 15 тому назад, увидев в журнале статью. Внимательно изучил, весной попробовал на деле - получилось. Корзинами обеспечил многих. В них ни ягода, ни грибочки не мнутся и домашние яйца хорошо хранятся.

Педагог дополнительного образования студии «Узор» ЦРТДиЮ Неизвестная Н.Д. посвятила нашему мастеру-умельцу такие строки:

Как молоды наши деды,
Традициям вечным верны,
И что им все наши беды,
Плетут себе из лозы.
Чтоб снова в зеленую рощу
С лукошком наедине
Поспорить с возрастом проще
В охоте грибной вполне!

 

САННЫХ ДЕЛ МАСТЕР

Санных дел мастер - Свиридов Иван Романович
Уважение к минувшему
вот черта, отличающая образованность
от дикости.
А.С. Пушкин

С любимым делом жизнь в сто крат милее,
Лишь надо приложить к нему терпенье.
И мастерство становится смелее,
Когда приходит к сердцу вдохновенье.

Любовь к искусству - вечное горенье,
Художнику как сладостное бремя.
Творенье рук - источник наслажденья,
Излечит душу и заполнит время.

Санный промысел своими корнями уходит в глубь веков. И ведет свой отсчет с того времени, когда большая часть крестьян домашним способом изготавливала все необходимые для хозяйства принадлежности.

В зависимости от назначения сани отличались размерами и внешним видом. Изготовлялись и простые дровни, и возовые сани, и, наконец, обшивные - для выездов. Из праздничных выездных саней наиболее распространенными были кошевни: в них ездили в гости, на свадьбу, катались на масленицу.

Технология санного промысла заключалась в гнутье полозьев. На полозья шли твердые породы дерева - дуб, ясень и клен, на наклести - береза, липа, осина. На вязки - молодые деревца - вязы. Для обшивки дешевых саней приобретались рогожи, для саней получше - циновки. Для различных видов саней требовались материалы разного качества: на дровни шло, что похуже, на возовые - материалы среднего качества, на обшивные - самые лучшие.

Санным промыслом, в основном, занимались мужчины, женщины же помогали при гнутье полозьев. Для выполнения легких работ привлекались и дети, например, для скобления коры, заготовки веревок. Исследователи данного промысла отмечали, что ученичества в этом промысле не было, а знания и умения передавались по наследству.

Гнутье полозьев производилось весной и летом, а отделка саней - осенью. Обязательными элементами мастерских считались парня и станок для гнутья. Но из-за дороговизны парни имелись далеко не у всех санников. В таких случаях просто распаривали полозья в навозе.

Продажа саней начиналась в октябре, а заканчивалась накануне масленицы. В октябре отмечался большой спрос на возовые сани, в ноябре - на дровни, в декабре - на обшитые.
Промысел этот не отрывал крестьян от земледелия, а служил для них значительным подспорьем и удерживал их от ухода в город. Санники в те годы были довольно зажиточной частью крестьянства.

Такова история санного промысла. Шли годы, цивилизация вступала в свои права, и конные сани, как массовый способ передвижения, стали вытесняться из нашего обихода. Но, к счастью, остались умельцы, хранящие истинно народные традиции.

Иван Романович Свиридов работал в колхозе «Родина» (село Чемское Тогучинского района) механизатором. За тридцать с лишним лет вспахал и засеял ни один гектар земли. Но руки, державшие железный штурвал, тянулись к дереву, которое излучало тепло.

Крестьянский труд идет по четко спланированному плану. И в нем нашлось место для любимой работы - изготовление саней.

Теплым апрельским днем 2001 года мы приехали к мастеру. В тайге, окружающей село, еще лежал снег, но природа пробуждалась: вовсю журчали ручьи, матушка-земля дышала полной грудью.

Иван Романович готовился к поездке в тайгу. Он нам рассказывал: «Как только сойдет в тайге снег, еду на заготовки. Для полозьев саней использую черемуху: она хорошо гнется и не ломается. За день с напарником делаем необходимые заготовки. А на следующий день, с восходом солнца, под большим корытом с водой, в котором лежит черемуха, разводится костер. За огнем постоянно следишь, чтобы вода кипела. Часов 6-7 «варится» черемуха. После варки черемуха извлекается и начинается процесс гнутья. Одному здесь не обойтись: помогали и мужчины, и жена, и дети».

Согнутые заготовки ставили куда-нибудь под навес для сушки месяца на два-три.

А тем временем в крестьянском хозяйстве делались другие работы: заготавливали дрова, сено, ягоды, грибы. Основные дела сделаны, можно приступить к сборке саней.

В 2000 году Иван Романович несколько саней сделал для колхоза на заказ. Подвозят на них кони-рысаки сено, комбикорм на ферму буренкам.

Долго мы упрашивали Ивана Романовича поделиться своим секретом. Он отвечал: «Ничего особенного не делаю, сани они и есть сани». Но этим мастерством сегодня могут похвалиться единицы.

Помимо саней, умелец гнет и дуги. И бежит резвая лошадка во всей своей красе по нашим улицам. С любопытством, неподдельным интересом Сысоев Вася и Ларионов Вова, учащиеся местной школы, слушали рассказ и помогали мастеру.

А эти слова Василиса Негодова посвятила мастеру:
Эти сани удалые
Чемской мастер сделал,
Ну, а мы вас приглашаем,
В санях новых покатаем!

Вместе с нами в работе данной экспедиции принимала участие педагог дополнительного образования кружка «Рукодельница» Цховребова Ольга Николаевна.


ВАЛЕНКИ, ВАЛЕНКИ
Мастер-пимокат Лобков Александр Васильевич

Составной частью быта, уклада жизни всех проживающих в Сибири были теплые, уютные валенки, сделанные умелой рукой мастера.

Лобков Александр Васильевич, родился в 1947 году в с. Чемское.

Пословица гласит: «Где родился, там и пригодился». Так и Александр Васильевич после окончания 8 класса остался жить и работать в своем селе, навсегда. Женился на местной девушке, обзавелся хозяйством, стали рождаться дети, их в семье шестеро. Когда дети были маленькие, то отчасти нужда, а отчасти желание что-то сделать своими руками натолкнули на мысль заняться пимокатным делом.

Нужный инструмент собрал по всей деревне, чего недоставало - изготовил сам. Для того, чтобы катать валенки, необходимы следующие инструменты: колодки деревянные разного размера (мужские, женские, детские). Металлический прутик, два рубеля (маленький и ручной настольный), шаблоны из плотного материала, кусок ткани, круглая палка. Шерсть используется только летняя, она должна быть средней по длине. Сначала шерсть очищают от репья и пропускают через шерстобитку. Сейчас таких устройств нет в округе. А раньше шерстобитка до 1955 года была и в самом с. Чемское.

Учился Александр Васильевич пимокатному делу у старого пимоката, который и сейчас проживает в с. Мосты Искитимского района. То ли желание было большое, то ли способности, а может, все вместе привело к тому, что научился он этому ремеслу за 2 дня.

Катание валенок - очень трудоемкий процесс.

На простыню в виде пима раскладывается равномерно шерсть, рукой раскладка прощупывается, проверяется, чтобы не было утолщений. Затем все это складывается пополам, накручивается на валик. Таким образом, шерсть уплотняется. Так проделывается несколько раз в разные стороны (поперек, вдоль, по диагонали). Затем шерсть укладывается на шаблон, с краев шерсть вытягивают и укрывают полностью весь шаблон и опять все это уплотняется валиком.

В жарко натопленной бане заготовку кладут в воду температурой 40 градусов минут на 10. Чтобы шерсть быстрее села, на фабриках се закладывают в кислоту. Настоящие пимокаты так не делают, т.к. после кислоты валенки получаются грубыми и холодными. Вынув валенок из воды, его рукой закатывают, заглаживают, уплотняют шерсть. После этого будущий валенок опять наворачивают на металлический прут и рубелем накатывают со всех сторон: с пятки, с мысочка, с голяшки. На подошве может образоваться ребро, поэтому тут нужно быть очень внимательным.

Следующий этап: фаска вставляется в мысок и рубелем опять катают - тем самым поправляется форма. Когда видим, что посадка нормальная, одеваем валенки на колодку с помощью разлучек (деревянных клинышков) и формируем голяшку. Затем берем настольный рубель и водим им по валенку - шерсть уплотняется и становится гладкой. Сушат валенки в русской печи, но можно и при комнатной температуре. Чтобы валенки не были лохматыми, их нужно обработать пемзой или паяльной лампой.

Все дети Александра Васильевича холодной зимой по хрустящему снегу ходили в валенках, которые с душой, с любовью он катал.

Своей жене он катал и «чесанки». «Чесанки» похожи на валенки, но голяшка у них тонкая, плотная, как фетр.

Но не только катанием валенок занимается этот человек, он искусно рубит бани, изготовляет мебель. Мы все это видели во время нашей поездки. Есть еще одно увлечение - это рыбалка. А в 2000 году Александр Васильевич начал писать стихи.

На долю этого человека выпали большие испытания: в конце 2000 года умерла жена, сам после двух перенесенных операций остался без обеих ног.

Усадьба, где проживает их семья, ухоженная: в саду есть и цветы, и плодово-ягодные кустарники, и деревья.

В данной экспедиции у мастера-умельца были методист ЦРТДиЮ Ермолич Л.Н., педагог дополнительного образования «Рукодельница» Цховрсбова О.Н., Сысоев Вася и Ларионов Вова.

Е.М. Некрасова, библиотекарь ЦРТДиЮ, посвятила Лобкову А.В. такие строки:
В Тогучинском-то районе
Живут люди добрые,
Они валенки катают
Очень уж удобные.

Загудели, заиграли,
Зазвенели провода.
Нам без валенок в Сибири
Нету хода никуда!

В Сибири даже карапуз
Морозов не боится.
Настоящий сибиряк
В валенках резвится!

Где-то в Африке,
в Заире нет совсем зимы,
Ну, а мы живем в Сибири,
Нам нужны пимы!


Лебединая верность

Прошлогодней осенью
Был я на пруду;
Видел там: два лебедя
Плавали в пруду,

Плавали, ныряли,
Корм себе искали
Подкрепить свои силы
В дальний путь.

Но судьба-злодейка
Сделала свое
И не стало...
Лебедя одного.

Он кричал и плакал,
Облетел весь пруд:
Не нашел подругу
И остался тут.

Снег уж запорошил,
Льдом взялась вода,
Лебедю несчастному
Деваться некуда.

Он прибился к гусям
И зашел во двор
И остался с нами...
Судьбе наперекор.

Его кормили дети.
Хозяйка берегла,
Чтоб опять весною
Взлетел под небеса.

Я видел его в марте,
Когда пришел на пруд,
Он звал свою подругу,
Летая тут.

И вот весна настала,
И снова вижу я:
Лебедь летает,
Крича, крича.

Он прожил все лето
На чужом пруду,
Не нашел подругу
Он свою.

Холода настали.
Он пришел во двор
И с гусями остался
До сих пор.
Лобков А.В.
(Этот случай с лебедями имел место в с. Чемское.)


«ИЩИ ДОБРА НА СТОРОНЕ, А ДОМ ЛЮБИ ПО СТАРИНЕ»

Устройство дома имело свои четкие принципы: начиная от его внешнего облика до внутреннего содержания. Переселенцы везли в Сибирь свои традиции, они их сохраняли, но что-то перенимали у соседей.

Во все времена жилище на Руси облагораживалось ремеслом народных умельцев.

«Все наши коньки на крышах, петухи на ставнях, голубки
на князьке крыльца, цветы на постельном и телесном
белье носят не просто характер узорочья, это великая
значимая эпопея исходу мира и назначения человека...»
Сергей Есенин

 

КРАСОТА ДУШИ
Валентина Григорьевна Борисова, с. Сурково

Мы, переступив порог дома Валентины Григорьевны, застыли в изумлении перед коллекцией подушек.

Сложнейшее многоцветие глубоких, интенсивных тонов: малинового, синего, вишневого, золотисто-желтого - создавало поражающую своим великолепием красоту.

Как же случилось, что эта женщина, не получив художественного образования, погруженная в нескончаемые домашние хлопоты, всю свою жизнь от зари до зари работавшая, смогла создать эту красоту? А ответ, наверное, прост. Мастера-умельцы по-особому чувствуют, по-особому понимают, по-особому свое видение воплощают в своих работах.

По крупицам, понемножку
Поискали здесь и там,
И по селам, по дворам
Рукодельниц разузнали, попытали —
И открылся целый клад!

Знакомьтесь! Борисова В.Г. родилась в 1938 г. в г. Болотное. Желание заниматься рукоделием появилось с детства. Училась у всех; у кого что увидит, то и сама старалась сделать. Увлеклась и не заметила, как стала делать и ковры, и дорожки, и варежки, и накидки.

Но больше всего у Валентины Григорьевны лежала душа к вышивке, а вышивка у нее необычная. Когда пошла на пенсию, «душа развернулась» в еще большем объеме. Появились вышитые картины, подушки. Нитки для вышивки использовала самые разнообразные, даже распускала платки, а для картин, в основном, использовала мулине.

Узор для вышивки брала где угодно: то у кого-то увидит - переведет, то в журнале, а то и сама придумает. Благо, что для этого есть и наша матушка-природа с ее обилием красок.

Валентина Григорьевна вышила уже около 40 подушек. Красота, да и только! Какие цвета и орнаменты - это надо видеть! А так как нитки толстые, то и узор смотрится объемным, нарядным, живым. И куда у нее дома ни посмотришь - везде подушки: в креслах, на диване, на кровати.

«Куда же Вам столько-то?» - спрашиваем мы у нее. А Валентина Григорьевна, улыбаясь, отвечает: «Нравится очень, и люблю это занятие, и душа моя к нему лежит. Когда сажусь за вышивку, то про все беды забываю, успокаиваюсь и сердцем, и душой, поэтому и «мотор» мой до сих пор работает благодаря вышивке».

Педагог дополнительного образования студии «Узор» ЦРТДиЮ Неизвестная Н.Д. посвятила мастерице такие строки:

И вновь расцветает море
Цветов на подушке в руках!
Где вышивка, там и радость,
В глазах неуемный огонь.
Ведь творчество как награда –
Лишь струны души затронь!
Искусство рождается в душе
И переходит на модели.
Неповторимы ведь узоры те,
Согретые душой доселе!

Валентина Григорьевна для вышивки берет ткань, с помощью мережки делает клеточки (размер клеточки зависит от желания хозяйки).

Готовая ткань вкладывается в пяльцы, на нее накладывается ткань с мережкой и с помощью иголки начинается вышивка - творение чудес. Когда все вышито, мережка по одной ниточке убирается.

Несколько раз девчонки из кружка «Рукодельница» Сурковской СОШ вместе со своими педагогами дополнительного образования Переверза Ниной Ивановной и Хомченко Любовью Михайловной были у этой милой женщины: изучали секреты ее мастерства. Часть своих вышитых подушек Валентина Григорьевна передала для школьного музея.

Не только одна вышивка у нее в душе - летом ее усадьба утопает в цветах.
У этой женщины огромное жизнелюбие, и, может быть, поэтому к ней так тянутся люди.

По стопам своей матери пошла и дочь, которая умеет вышивать: значит, жизнь прожита не зря, если в детях есть продолжение.


Технология вышивания «Болгарским крестом» (иначе «Звездочка»)

1. Ткань для вышивания
От правильного выбора материала зависит удачное выполнение вышивки. Качество ниток должно соответствовать качеству ткани: при вышивании по грубому полотну лучше использовать толстые нитки, для более тонких тканей должны быть нитки более тонкими. Для вышивания крестом больше всего подойдет ткань с полотняным переплетением и хорошо различимой структурой. Иногда при вышивании крестом используется канва. Канва пришивается к ткани и по счету клеточек выполняется рисунок. Можно использовать для вышивки крестом ткани с окраской в клеточку, вафельные полотенца. Можно использовать тонкую ткань (шелк, капрон), на которой с помощью выдергивания ниток можно образовать клеточки.

2. Нитки для вышивания
Чаще используются специальные нитки - мулине, реже ирис. Также шерстяные и льняные (окрашенные различными красками). Можно использовать нитки, распуская старые вещи (платки).

3. Инструменты
Кроме ткани и ниток необходимо иметь ряд инструментов: несколько иголок, ножницы, шило, наперсток, пяльцы, сантиметровая лента.

Толщина иголок зависит от того, на каком материале выполняется вышивка. Чем грубее и плотнее ткань, тем толще игла. Лучше всего подойдут короткие иглы с широким ушком и гладкими краями. Ножницы лучше использовать маленькие с загнутыми концами (маникюрные). Наперсток, шило необходимы при прокалывании плотной ткани или кожи. Сантиметровая лента поможет при определении размера изделия и линий узора. Пяльцы помогают держать ткань в натянутом состоянии, предотвращают от стягивания вышивки.

4. Схема выполнения «Болгарского креста»01
шаг: с 7 к 3
шаг: с 3 к 1
шаг: с 1 к 9
шаг: с 9 к 8
шаг: с 8 к 2
шаг: с 2 к 4
7 шаг: с 4 к 6 > 8 шаг: с б к 9
(повторяется с 1 шага)

 

 


ДЕЛО ДЛЯ ДУШИ
Папанова Юлия Даниловна

1929 года рождения. Родилась в с. Тула-Москва Тогучинского района. Проживает в с. Сурково.

В один из апрельских дней 2001 года наш «компас» указал путь к этой женщине.

Юлия Даниловна с детства от матери научилась ткать. Вышивать научилась сама, посмотрев узор. Хотелось очень ей научиться вязать кружева, но не было крючка, а мама денег не давала. И пришлось маленькой Юле пойти на такой шаг: взяла без спроса родителей из дома яйца, продала их и... купила крючок. Сейчас Юлия Даниловна вспоминает об этом с улыбкой и в то же время с удивлением: «Надо же, как я хотела научиться».

Когда научилась многому, появилось желание сделать набивной ковер. Сейчас их в доме четыре. Юлия Даниловна рассказывала нам, что многое отдала дочерям, хотя они все это умеют делать и сами.

Много в доме у Юлии Даниловны вязаных картин, половиков, вышитых салфеток.

А вот плетеная скатерть - это ее особая гордость. Скатерть она увидела, когда ей было всего 8 лет, у одной бабушки, которая проживала с ними по соседству в с. Тула-Москва (ее фамилии, к сожалению, она не помнит). Так запала в душу ей эта скатерть, что она ее запомнила, и только спустя 22 года воплотила ее в жизнь. До сих пор эта скатерть «проживает» в ее доме.

Для данной скатерти сбивается основа из реек, через равные промежутки (по 1 см) набиваются гвозди, которые потом обматываются крепкими нитками, чтобы получились клеточки. Чтобы клеточки не съезжали, в местах переплетения ниток они связывались в узелок.

А потом нужно взять «цыганскую» иголку, толстые шерстяные нитки и начинать снова: ниточка обвивает основу «клеточки», как бы образуя «восьмерку». И тут уже широкий простор твоей фантазии. Когда скатерть вышита, ее снимают с основы, обвязывают крючком и можно приделать кисти. Пусть она радует глаз всем, кто на нее смотрит.

Во время нашей встречи Юлия Даниловна говорила о том, что ее тяги к рукоделию не понимали ни муж, ни свекровь. Но все обходилось, потому что все по дому старалась успеть сделать, а ведь в семье было 8 человек, и работала на ферме. Но без любимого дела не могла - до трех часов ночи вьппивала, вязала. В пять подъем - и на дойку.

«Плохо сейчас вижу, поэтому мало сижу за этим занятием, - говорит Юлия Даниловна. - Но я счастлива оттого, что мои дочери могут многое сами, значит, жизнь прожита не зря. Хорошо и то, что и дети сейчас стали интересоваться этим. Даст Бог, не погибнет наша народная культура».

Нам тоже хочется на это надеяться. Своему искусству она научила и девчонок группы «Рукодельница» местной школы. Так что и эта «цепочка» жива.

02У Юлии Даниловны новое вдохновение - она сейчас вышивает ковер.

Сделать деревянную рамку любого размера (в зависимости от размера желаемого изделия).

По сторонам рамки сделать разметку (через 1 см). Вбить в каждую намеченную точку гвоздь (гвозди должны быть мелкими). Туго натянуть нити по двум противоположным сторонам. Нити должны быть прочными. Другие две противоположные стороны соединяем при помощи большой иглы («цыганской»), закрепляя нитью каждую клетку, обвив ее 2 раза. Когда будет переплетена вся рамка, то необходимо хорошо закрепить нить и отрезать ее. Выбираем узор для сетки. Его можно составить самостоятельно. Для этого берем клетчатую бумагу и пробуем составить узор либо рисунок. Цветную нить, взятую для узора, вдеваем в эту же иглу. Клетку обвиваем восьмеркой до ее заполнения, затем работаем с другой клеткой, и так далее. Здесь можно использовать и узоры для вышивки крестом, но тогда необходимо сосчитать количество клеток на рамке и количество клеток вышивки. После того, как будет сделан узор, нужно обрезать нити, которые закреплены на гвоздях, либо приделать кисти, либо бахрому.


Елгина Екатерина Сергеевна

Сверчок за печкою тикает,
Пробито небо звездами,
Тайга гудит по-дикому
В седой морозной роздыми.

Кого-то нежит ветрено
Колдующими ласками.
А бабушка заветные
Рассказывает сказки.

Сплетают ее спицы
Узор из ниток снова.
Сомкну свои ресницы —
Приснится мне обнова.

Носочки шерсти белой,
По ободку - полоска.
Так бабушка хотела:
Недорого и носко.
Т. Пономарева

Елгина Екатерина Сергеевна, уроженка села Васильевка Кемеровской области, родилась 27 сентября 1915 года.

Рано осталась одна, и с десяти лет пошла работать нянькой. К хозяйке приезжала сестра и шила рукавицы иглой. Екатерине тоже хотелось научиться, и она пристраивалась рядом.

Тогда же она научилась вышивать. В то время вышивали холщовыми нитками, так как про мулине еще никто не слышал. Было не так красиво, считает Екатерина Сергеевна. Поэтому первое красивое изделие, вышитое гладью нитками мулине, было выполнено ею в двадцать пять лет.

Спицами научилась работать с десяти лет. А вот крючок не любила, хотя и им владела. Но все же в четырнадцать лет с удовольствием вязала кружева крючком.

В тридцать лет Екатерина Сергеевна сделала себе снованую скатерть (таких работ мы больше не видели). «Накупила разноцветных ниток мулине, в то время уже их каких только не было, - вспоминает Екатерина Сергеевна, - попросила своего старика сделать рамку, и пошла работа».

Эта скатерть хранится у нее до сих пор.

С технологией изготовления этого изделия Екатерина Сергеевна и познакомила наших ребят и учителей.

А потом было еще много работ: в 45 лет она начала ткать дорожки на пол, вышивать. Много выполняла работы на заказ.

Жила в д. Звезда, работала чабаном, телятницей, летом пасла свиней. Там же и пошла на пенсию, но и тогда продолжала работать.

В 1975 г. приехала на жительство в Сурково. Работала и здесь, помогала совхозу на уборке зерна (работала на току), поднимала коноплю.

Были у Екатерины Сергеевны и дети: дочь и сын, но умерли в детстве. Так вот сложилось, что в настоящее время живет она у племянника.

В сундуке лежат самотканые половички для правнуков, на иконках и полочках - вышитые полотенца, на полу - коврики и кружки, на подушках - вышитые наволочки. Техника исполнения самая разная: простой и двойной крест, простая и двусторонняя гладь, ткачество, снование, вязание.

Сейчас Елгиной Екатерине Сергеевне 88-й год, но она по-прежнему в работе: вяжет носки и варежки внукам, правнукам, племянникам. «Легче жить, когда еще что-то можешь», - говорит Екатерина Сергеевна.


Технология изготовления снованой скатерти
03Сделать квадратную рамку, вбить гвозди сапожные через одинаковое расстояние. Сосчитать гвозди, кроме крайних, если число делится на четыре, то нитки будем натягивать одинакового цвета по 4, если на три - то по 3, и т.д. Нити натягиваем туго. Каждый гвоздик обтягиваем ниткой вокруг, т.е. обматываем его.

Если нить закончилась или необходимо поменять на нить другого цвета, то другую нитку привязываем так, чтобы узел был на краю.

После того как натянули нити на одной стороне, натягиваем на другой, рассчитывая так же, как и прежде. Получаются клетки.

Далее поворачиваем рамку к себе и натягиваем нити по диагонали.

Теперь надо на изнаночной стороне сшивать пересечения нитей по всей рамке. Иголка должна быть с загнутым концом.

Когда работа будет закончена, нити с гвоздей снимаем, их можно сразу разрезать - получится бахрома.

Для работы используют нити мулине двух, трех, четырех или более цветов.