Мизгирёв Никита, 2 класс
МКОУ Малокрасноярская ООШ

Не обошла стороной война и моих родственников по материнской линии.
Первым из Мизгиревых ушел на фронт младший брат моего прадеда Мизгирев Степан Ефремович, 1906 года рождения. Он ушел на войну в 1941 году из деревни Ядкан, Кыштовского района, Новосибирской области. Воевал в пехоте. Рядовой. Воевал на Белорусском фронте. Дважды был ранен. Вернулся домой. После войны работал в колхозе. Умер в 1973 году.

01Мизгирёв Кузьма Кузьмич (старший брат моего деда), 1923 года рождения. Был призван в июне 1942 года. Окончил школу младших командиров в Иркутске. Затем был направлен на восток. Застава находилась на ст. Сковородино, между реками Шилка и Аргунь, недалеко от впадения этих рек в Амур. Участвовал в боях с японцами. После окончания войны пришел в отпуск на 6 месяцев. В общей сложности прослужил 8 лет. Награжден орденами и медалями «Отличный разведчик», «Отличный пограничник», «За воинскую доблесть», «За победу над Японией» и многими другими. Демобилизовался в 1950-м году. Все время служил на одной заставе, был зам. командира заставы по политической части.

02Мизгирёв Кузьма Ефремович (отец моего деда) 1894 года рождения. Был призван в армию осенью 1942 года. Ему было почти 50 лет, малограмотный, из деревни, никогда не державший в руках оружия, прадед был направлен в подсобное военное хозяйство, которое находилось в г. Куйбышеве. Он плел корзинки для перевозки картошки на фронт и т.п. Через два месяца часть перевели в Алтайский край, г. Алейск. Здесь в подсобном военном хозяйстве Кузьма Ефремович пробыл еще 4 месяца, а затем их перебросили уже на Ленинградский фронт, Тихвинское направление. На Ладоге и Онеге защищали «дорогу жизни». Участвовал в прорыве блокады Ленинграда. Прадед мой не лежал в окопах с автоматом в руках, но я могу по праву им гордиться, как самым непосредственным участником боев. Он подвозил на коне патроны и снаряды на передовую. 7-8 дней рота была на передовой, затем отходила в тыл на кратковременный отдых, а ее место занимала другая рота. В одну из таких передислокаций, когда рота прадеда выходила с передовой, он встретил в роте, идущей им на смену, племянника Андрея. У Андрея очень рано умерла мать, и мои прадед и прабабушка заменили ему родителей, он вырос в их семье как сын. Встреча была короткой. В тот же день Андрей погиб.

Когда была прорвана блокада Ленинграда, прадеду и его соратникам пришлось заниматься очень тяжелым и скорбным делом: они ходили по ленинградским домам, собирали умерших и хоронили их на Пискаревском кладбище. Он рассказывал, что это было самое страшное, что он увидел и пережил за всю войну.

Весной 1944 года под Кенигсбергом Кузьма Ефремович был тяжело ранен в живот. Долго лежал в госпитале, был комиссован из армии инвалидом первой группы. Осенью 1944 года вернулся домой. Очень болел. Умер 19 октября 1955 года, в возрасте 59 лет. Кузьма Ефремович Мизгирев был награжден медалью «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За взятие Кенигсберга».

Солдатенко Павел Тихонович (племянник прадеда, сын сестры Дарьи) 1924 г. рождения. В 1942 году ушел рядовым на фронт. Воевал под Сталинградом. Был ранен. После войны переехал с семьей жить в Казахстан.

Шубочкин Андрей Константинович (прабабушкин племянник – сын сестры), 1915 г. рождения. На фронт был призван в 1942 году. Рядовой. Воевал вместе прадедом под Ленинградом. Погиб и похоронен под городом Тихвином.

Особенно тяжелые испытания во время этой страшной войны выпали на долю родных по линии бабушки, потому что родом они из Смоленской области.

Оккупация.

03Моя бабушка, Мизгирёва Нина Павловна (в девичестве Сладкина), родилась 14 марта 1941 года. Когда началась война, ей было всего 3 месяца. Она рассказывает о войне со слов своих родных, которые вместе с ней находились на оккупированной немцами территории.

Вся родня моей бабушки жила в деревне Попово, Смоленской области, Кардымовского района. Весной 1942 года территорию, на которой находилась их деревня, оккупировали немцы. Оккупация продлилась 2 года, только в 1944 году их освободили советские войска.

04В память на всю жизнь врезалось, как немцы первый раз появились в их деревне. Была весна 1942 года, у каждого дома буйно цвела сирень. Улицы прямо «утопали» в цветах, сильный аромат сирени наполнял воздух. Люди знали, что немцы очень близко, но что делать - никто не знал, все со страхом ждали, что будет. В один из таких дней к дому моей прапрабабушки Марченковой Матрёны Федосеевны прибежал сосед и сообщил, что близлежащие деревни уже захватили немцы. Он предложил собрать вещи и спрятаться в ров за деревней. А когда немцы пройдут через их деревню дальше, вернуться назад. Прапрабабушка Матрёна поколебалась, но приняла решение остаться дома. А сосед с женой, пятью дочерьми и еще несколько семей, общим количеством 19 человек, взяв необходимые вещи, спрятались во рву за деревней.

Люди не знали, что впереди немецких войск шел карательный отряд. Этот отряд обнаружил спрятавшихся во рву. Построив их на краю рва и объявив, что они партизаны, всех расстреляли. Чтобы убедиться, что все мертвы, каждому выстрелили в голову. Но чудом остались живы и даже не ранены два брата 4-х и 7-и лет. Их закрыли своими телами мать и бабушка. Расстреляв «партизан», каратели согнали в один из колхозных амбаров всех мужчин, стариков и подростков, которым было примерно 13-15 лет. Женщины, не понимая, что с ним собираются делать, в ужасе рыдали, собравшись около амбара. Тем временем остальные каратели разошлись по деревне и подожгли дома. За то, что в их деревне были обнаружены «партизаны», деревню сожгли дотла. Осталось только три колхозных амбара. Дядя бабушки (ему тогда было 12 лет) вспоминал, как к их дому подошел немец и жестами стал показывать, чтобы из дому вынесли хоть что-нибудь из имущества. Мальчишка успел только вынести мешок зерна и швейную машинку. Из вещей осталось только то, что было одето на них. Дома-мазанки были крыты соломой. В одно мгновение деревня превратилась в одно сплошное пожарище. Теперь в воздухе стоял запах гари. Вместо домов остались одни головешки. Запертых в амбаре людей выпустили и ушли дальше.

Через некоторое время на мотоциклах с колясками в сожженную деревню въехали фашисты. Солдат, шедших пешком, не было - все ехали. Солдаты были чистые, холеные, довольные жизнью. К нестерпимому запаху гари от пожарищ примешался запах выхлопного дыма от мотоциклов, которые длинной колонной проезжали через деревню. Но, перебивая все эти запахи, от немцев шел запах одеколона. Этот запах одеколона люди, которые не видели столько техники сразу, которые жили в хатах с соломенной крышей, запомнили на всю жизнь, как запах пришедшей беды.

Оставшись без крыши над головой, люди пытались что-то сделать, чтобы выжить. Те, кого приняли родственники из других мест, ушли жить к ним. Такими «счастливцами» оказались и мои родственники. Моя прабабушка вышла замуж и жила в соседнем селе Кулятино, их деревня уцелела. У моей прабабушки, пережив лето в землянке, на зиму и поселились все родные. Но таких были единицы, остальные остались на месте. По 7-9 семей поселились в уцелевших трёх колхозных амбарах. Большинство же вырыли землянки в откосах Днепра.

Немцы сразу забрали всех животных, тех, кто не хотел отдавать, могли застрелить на месте. Коров переправили вплавь через Днепр. Мелкую живность забивали на месте. К концу оккупации в деревне осталась одна курица, которую кто-то прятал в корзинке. Немцы вырубили на дрова все сады, которых было много в округе.

Так получилось, что именно здесь какое-то время проходила линия фронта и деревни, которые располагались в округе, за сутки переходили из рук в руки. Утром занимают фашисты, вечером наши и наоборот. Население территории было очень плотное. Вспоминают, что с возвышенности можно было сразу увидеть 3-4 деревни. Очень часто бомбили, однажды снаряд разорвался около дома, обрушилась часть потолка над печью, на которой спала моя бабушка, которой было в ту пору чуть больше года. Когда раскопали обломки, вытащили чудом выжившего ребенка.

Все люди разные, даже о некоторых фашистах вспоминают, как о людях. Например, был такой случай: двоюродная сестра моей бабушки по отцу - Света, тогда ей было 2 года, нечаянно проглотила кольцо и подавилась. Её мать, Сладкина Клавдия Ивановна, обратилась к немецкому доктору, и он спас её, вытащил у полумертвой девочки кольцо из горла. При этом он сказал: «Я врач, я лечу людей, а не воюю с мирным населением». Вспоминают, как немецкий солдат дал маленькой девочке (моей бабушке) кусочек сахару.

Еще очень хорошо помнят, что к концу оккупации лоск с фашистов сошел, они стали какие-то серые, потрёпанные. Их не успевали снабжать всем необходимым. Этому мешали и войска и партизаны, а всё в округе они разграбили, у местного населения при всем желании нечего было взять.

Ещё долго и в послевоенные годы в округе находили мины, снаряды и нередко подрывались на них. В основном это были дети.

В 1967 году моя бабушка ездила на свою родину, но, ни одной деревни в округе не сохранилось. Все разъехались, на месте деревень теперь распаханы поля, засеянные кукурузой. На месте, где каратели расстреляли мирных жителей, стоит обелиск в память обо всех погибших.

Сладкина Мария Ивановна (родная сестра прапрадеда). Родилась в 1915 году. В 1942 году немцами была угнана на работу в Германию. Работала в доме господ немцев, выполняла разную работу по хозяйству. Пробыла там 2 года. После освобождения вернулась на родину и жила в районном центре Кардымово, Смоленской области. Умерла на 81 году жизни 5 ноября 2006 года.

Старший сын моей прапрабабушки Матрёны - Марченков Антон Петрович (дядя бабушки) 1915 года рождения, был призван в 1941 году. Рядовой. Погиб в 1942 г.

Марченков Иван Петрович (дядя бабушки) 1924 года рождения. Призван на фронт в 1942 году. Ему было 18 лет. Осенью при форсировании Днепра его ранило в голову. Он сутки пролежал в месиве изо льда и грязи, раненый в голову. На следующий день его подобрали и отправили в военный госпиталь в Москву. Операцию ему делал знаменитый доктор Бурденко (он всю жизнь вспоминал его с уважением и благодарностью). Осколок из головы доктор не стал доставать и посоветовал этого не делать и в будущем. Это было очень опасно, неизвестно какие последствия могли бы быть. Иван Петрович остался инвалидом на всю оставшуюся жизнь – у него парализовало всю правую сторону тела. Но, несмотря на это, Иван Петрович прожил 73 года и умер 24 января 1997 года с осколком в голове.

Марченков Алексей Петрович (дядя бабушки). Родился в 1927 году. Был призван на фронт в 1944 году (последний призыв), ему было 17 лет. Из-за того что не хватало солдат, в конце войны призывали молодых и старых, тех, кто как-то мог помочь Родине. По причине молодости его не направили непосредственно на фронт. Он не принимал участия в боях, а копал окопы, траншеи, возил раненых и т.д. После войны его оставили на 2 года служить в армии, а потом он отслужил сверхсрочно ещё 3 года. Служба его проходила в основном в Латвии и Литве.

Сладкин Павел Иванович (прапрадед – отец бабушки). Родился в 1915году. Призван в 1941 году. Попадал в окружение, но с группой солдат прорвался к своим. Погиб 28 ноября 1943 года в Белоруссии под городом Орша от пули снайпера. Ему было всего 29 лет.

06 07 08 09

Давно закончилась война, но в нашей семье по-прежнему часто вспоминают о ней, о тех кто не щадил своей жизни во имя нас – своих потомков и мы всегда будем благодарны нашим дедам и прадедам.